Осенние рефракционные чтения ‒ 2018
IX симпозиум с международным участием

 

15 ноября 2018 г. в кампусе Московской школы управления «Сколково» начал свою работу IX симпозиум с международным участием «Осенние рефракционные чтения - 2018». Организаторами симпозиума выступили ФГБНУ «НИИ глазных болезней» и НОЧУ ДПО «Академия медицинской оптики и оптометрии».

 

Блок 1 «Дезаптация к аметропиям: избранные вопросы диагностики и коррекции»
Модератор ‒ академик РАН С.Э. Аветисов.

 

С докладом «Творческое наследие профессора Ю.З. Розенблюма: адаптация и дезадаптация» выступил академик РАН, профессор С.Э. Аветисов. Докладчик отметил, что клиническая реализация учения об оптической адаптации и дезаптации заключается в том, что тактический эффект коррекции направлен только на повышение остроты зрения за счет устранения индуцированного аметропией дефокуса (рекомендация оптометриста); стратегический эффект коррекции в конечном счете направлен на коррекцию симптомов дезаптации к аметропии (рекомендация врача-офтальмолога).

 

А.В. Апаев (Москва) представил доклад «Современные методы диагностики и лечения амблиопии». К объективным методам диагностики заболевания относятся метод оптокинетического нистагма; для исследования используются тест-объекты с периодической структурой (решетка, шахматное поле); исследование зрительных потенциалов; метод форсированного избирательного зрения (тест «предпочтительного» взора). Исследование параметров фиксации с помощью микропериметрии является прецизионным методом диагностики амблиопии и глазодвигательных нарушений. Авторами разработан новый метод лечения амблиопии при оптическом нистагме, суть которого заключается в блокировании нистагма с помощью максимального напряжения конвергенции, при котором наступает блокирование нистагма, и одновременной стимуляцией светом центральных ямок сетчатки под контролем бифовеального слияния на синоптофоре.

 

«Диагностика и хирургическое лечение косоглазия и глазодвигательных нарушений» ‒ тема сообщения, с которым от группы авторов выступил академик РАН С.Э. Аветисов. Наиболее распространенные формы косоглазия: содружественное (врожденное или приобретенное) – альтернирующее, монолатеральное; несодружественное (как правило, приобретенное) – паралитическое, рестриктивное, синдром «тяжелого» глаза. Основными элементами традиционных операций на глазодвигательных мышцах-антагонистах при хирургическом лечении содружественного косоглазия являются ослабление (рецессия) и усиление (резекция). Среди особенностей диагностики и хирургического лечения рестриктивного глазодвигательного синдрома выделяются компьютерная томография и интраоперационный тракционный тест; основной принцип хирургического лечения – ослабление наиболее измененной мышцы (чаще нижней или внутренней прямой) и усиление ипсилатерального антагониста; выбор объема операции происходит на основании клинического опыта. Методы выбора хирургического лечения синдрома «тяжелого» глаза: «традиционные» операции на мышцах горизонтального и вертикального действия – одновременный или поэтапный подход; сочетание «традиционной» хирургии с фиксацией наружной прямой мышцы к склере в зоне экватора глаза; различные варианты пластики верхней и наружной мышц в сочетании с «традиционной» хирургией. При паралитическом косоглазии проводится резекция наружной прямой мышцы, транспозиция трансплантатов, сформированных из верхней и нижней прямых мышц.

 

М.М. Ситка (Чебоксары) от группы авторов сделала доклад «Клиническая эффективность оптических методов контроля миопии в долгосрочной перспективе». Авторы изучили влияние применения очковой и контактной коррекции моно- и бифокальными мягкими и ортокератологическими линзами прогрессирующей близорукости у детей и подростков на структурно-функциональное состояние глазной поверхности и фиброзной оболочки, мышечного и аккомодационного аппарата глаза в динамике в течение 5 лет.

 

Результаты исследований показали, что ОКЛ и мягкие бифокальные КЛ при коррекции близорукости слабой и средней степени являются наиболее эффективными для снижения темпов ее прогрессирования, что подтверждается наименьшей динамикой изменения ПЗО по сравнению с коррекцией МКЛ и очковой коррекцией.

 

А.С. Журавлев (Москва) от группы авторов выступил с сообщением «Контроль прогрессирования миопии с помощью атропина: есть ли продвижение вперед?» В результате анализа исследований, касающихся контроля прогрессирования миопии с помощью инстилляций атропина, представленных в зарубежной и отечественной литературе, авторы доложили обстоятельства, требующие продолжения исследований с целью формирования более четкой доказательной базы, а именно: отсутствие доказанного механизма влияния атропина на прогрессирование миопии; необходимость формирования групп исследования (основной и контрольной) и оценки результатов лечения на основе годичного градиента прогрессирования миопии; выявление зависимости эффекта лечения от концентрации атропина; оценка достоверности эхобиометрических данных, подтверждающих эффективность инстилляций атропина в плане профилактики увеличения переднезадней оси; расширение расовых границ исследований (в настоящее время превалирование монголоидной расы).

 

Таким образом, на сегодняшний день широкое клиническое применение длительных инстилляций атропина с целью контроля прогрессирования миопии, по мнению авторов, не представляется возможным.

 

В дискуссионной панели «Выбор метода контроля прогрессирования миопии» приняли участие эксперты: профессор Е.П. Тарутта (Москва), профессор В.В. Страхов (Ярославль), А.В. Егорова (Москва), Carmen Abesamis-Dichoso. Модератором выступил профессор А.В. Мягков.

 

Блок 2 «Диагностика рефракционных нарушений»
Модератор ‒ профессор В.В. Страхов.

 

С докладом «Новое в исследовании рефракции» выступила профессор Е.П. Тарутта. Автор представила различные методы исследование рефракции, дала определение динамической рефракции, хориоидальной аккомодации, привела результаты исследования динамики субфовеолярной толщины хориоидеи.

 

О современных возможностях мониторинга прогрессирующей миопии рассказал профессор В.В. Страхов. Традиционными критериями прогрессирования миопии являются увеличение переднезадней оси глазного яблока (ПЗО более 0,3 мм в год), усиление рефракции глаза (на 1,0 D и более в год). Временной отрезок между начальным и контрольным исследованием обычно равен 12 месяцам, что, по мнению автора, слишком большой срок для мониторинга. Кроме запоздалых сроков констатации прогрессирования миопии и относительной ненадежности данных традиционной ультразвуковой биометрии существует еще одна важная проблема, фактически не решенная и не решавшаяся на сегодняшний день. Это – проблема дифференциальной диагностики между естественным миопическим рефрактогенезом и истинным прогрессированием миопии, как болезни.

 

Рост глаза может быть обусловлен как миопическим рефрактогенезом – генетически управляемым ростом глазного яблока, так и истинным прогрессированием, несущем в себе структурный недостаток соединительной ткани склеры. Если генетически детерминированный миопический рефрактогенез благополучно и самостоятельно заканчивается соответствующей аномалией рефракции к 19-20-летнему возрасту, то прогрессирующая миопия продолжает развиваться угрожающими инвалидностью патологическими с развитием необратимых изменений в заднем сегменте глаза (ПВХРД, ЦХРД) и тяжелых осложнений.

 

С заключительным докладом блока на тему «Современные возможности биометрии» выступил академик РАН С.Э. Аветисов. Основными принципами биометрических исследований в офтальмологии являются волновой (акустические волны и излучение ближнего инфракрасного диапазона при применении ультразвуковых и лазерных технологий) и оптический (формирование проекций или срезов – принцип Шаймпфлюга).

 

Биометрия фиброзной оболочки проводится с помощью ультразвукового А-сканирования или лазерной биометрии для измерения переднезадней оси глаза; объемное (3D) ультразвуковое сканирование позволяет получать прижизненную виртуальную модель глазного яблока в виде пространственного изображения, на основании которого можно количественно судить об особенностях формы и объема глаза при увеличении аксиальной длины. Относительными критериями биометрии роговицы являются расстояние от точки геометрической вершины до точки минимальной толщины роговицы; индекс пахиметрической прогрессии; относительная пахиметрия. При кератоконусе топографическая оценка толщины роговицы успешно проводится с применением ОКТ; биометрия хрусталика ‒ с использованием объемного (3D) сканирования с частотой 5-16 МГц и ультразвуковой биомикроскопии (сканирование с частотой 35/50 МГц). Определяемыми параметрами являются толщина и объем хрусталика, а также глубина и объем передней камеры, ширина угла передней камеры, ширина задней камеры.

 

Дискуссию «Кератометрия в нестандартных ситуациях: проблемы и решения» провел академик РАН С.Э. Аветисов. В состав экспертов вошли профессор Г.Б. Егорова (Москва), д.м.н. С.В. Труфанов (Москва), И.А. Бубнова (Москва).

 

В завершение первого дня работы конференции с почетной лекцией «Склеральные линзы – универсальный оптический метод коррекции рефракционных нарушений» выступила президент AILeS (Academia Italiana Lenti Sclerali) Дадди Фадель.

 

 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



 



   

 

Подготовил Сергей Тумар, газета «Поле зрение». Фото Сергея Тумара.